Историческая справка о деятельности санитарно-эпидемиологической службы Курской области в годы Великой Отечественной войны

Историческая справка о деятельности санитарно-эпидемиологической службы Курской области в годы Великой Отечественной войны

Война всегда является угрозой всякому благополучию, и в первую очередь, наносит значительный ущерб санитарно-эпидемиологической обстановке - как в непосредственной зоне военных действий, так и прифронтовым территориям, население которых в той или иной мере испытывает на себе ее следствия.

Санитарно-эпидемиологическая обстановка в стране накануне Великой Отечественной войны характеризовалась как достаточно благополучная - ликвидированы оспа, холера, чума, возвратный тиф, резко снижена заболеваемость другими инфекционными болезнями, в том числе сыпным тифом – практически до единичных случаев. С началом Великой Отечественной войны обстановка значительно осложнилась, и хотя отдельные эпидемические очаги и вспышки удавалось быстро локализовать, первые месяцы войны, особенно осень и зима 1941-1942 годов, все же принесли повышенную заболеваемость сыпным, брюшным и возвратным тифами, а также дизентерией.

В связи с необходимостью в принятии срочных и действенных мер 2 февраля 1942 года Государственный Комитет обороны СССР принял постановление «О мероприятиях по упреждению эпидемических заболеваний в стране и в Армии». В постановлении предусматривался комплекс противоэпидемических мероприятий, в основном среди гражданского населения, а для повышения оперативности руководства мероприятиями на местах создавались штабные полномочные противоэпидемические комиссии, в состав которых вошли представители государственной власти, местных органов здравоохранения, внутренних дел, командования и медицинской службы военных частей и соединений.

Основная тяжесть борьбы с возникновением эпидемических очагов легла на плечи работников санитарно-эпидемиологических станций и медицинских работников лечебно-гигиенического звена.

По постановлению бюро обкома ВЛКСМ в августе 1941-го в Курской области были организованы комсомольские санитарные дружины, которые активно помогали медперсоналу - как в оказании первой помощи, организации питания раненых, так и в обеспечении гигиены и санитарии.

В дни войны сказалась истинная цена сотрудничества органов здравоохранения и комитетов Красного Креста.

Кроме организации санитарных постов в ЛПУ, на заводах, фабриках, участия в организации детских сезонных яслей, распространения санитарно-просветительской литературы, сандружины Красного Креста принимали непосредственное участие в разгрузке и погрузке военно-санитарных поездов, сортировке раненых, выявлению носителей инфекций.

В конце августа фронт приблизился к границам Курской области, западные районы ее быстро потеряли значение районов глубокого тыла, и стали прифронтовыми. По решению облисполкома началась эвакуация на восток населения из Дмитриевского, Хомутовского, Крупецкого, Глушковского, Рыльского и других районов, а также города Курска. Вместе с эвакуировавшимися гражданскими медучреждениями и военными госпиталями в восточные районы области отправлялось и наиболее ценное медицинское и лабораторное оборудование.

Война нарушила нормальную работу практически всех учреждений области. В связи с оккупацией Курска, областные партийные и советские организации первоначально переехали в Старый Оскол, где продолжали хозяйственную и политическую деятельность по руководству незанятыми районами, а также партизанским движением. Сюда же эвакуировался и Курский Облздравотдел. Несмотря на тяжелые условия, он не прекращал работы по медико-санитарному обслуживанию проходящих через оставшиеся районы области воинских частей, по организации санитарного порядка в районах, по борьбе с острозаразными заболеваниями и по руководству сельскими лечебными участками. В майском 1942 года номере «Курской правды» сообщается, что Облздравотделом, находящимся в эвакуации, проводятся семинары для заведующих райздравотделами, в Старом Осколе открыта школа для санитарных фельдшеров с трехгодичным сроком обучения и объявлен новый набор в медицинские школы в Старом Осколе и Валуйках.

В декабре 1941 года фронт временно стабилизировался, однако летом 1942 года в результате нового наступления немецко-фашистских войск Курская область была оккупирована почти полностью.

Тысячи медицинских работников Курской области сражались на фронтах Великой Отечественной войны и награждены орденами и медалями. Многие из них трудились в тылу и во время оккупации боролись с фашистами в составе партизанских отрядов. Они оказывали помощь раненым, проводили большие противоэпидемические мероприятия, понимая их решающее значение. Так, в приказе № 44 л от 11 ноября 1942 года по 1-й Курской партизанской бригаде упоминается о женщине-враче Ф.Б.Закгейм, под руководством которой в соединении был организован изолятор для инфекционных больных, примитивные дезинфекционные камеры, проводилась санобработка; в каждой роте работало санитарное отделение в составе одного санинструктора и двух санитаров.

Настоящие героические усилия предпринимали курские врачи на территориях, оккупированных немцами. Многие из них были расстреляны или повешены, оставшиеся - несли всю тяжесть оккупации, сопряженную с голодом и лишениями, как и все остальное население: хлеб в нескольких уцелевших магазинах Курска отпускался только для немцев, население же питалось отбросами, гнилой картошкой или попросту голодало. Оставленные гитлеровцами две больницы влачили жалкое существование, была введена плата за лечение, за койко-место. Кроме 200 граммов хлеба в день больные ничего не получали, а в течение последних двух недель перед отступлением немецких войск, были лишены и этого пайка. В больницах не было ни белья, ни оборудования.

Во время оккупации в Курске и населенных пунктах области в результате голода, скученности и антисанитарии вспыхнула эпидемия сыпного тифа. В отсутствие медицинской помощи большинство больных сыпным тифом жителей не были госпитализированы и оставались дома. За период оккупации переболели инфекционными заболеваниями 44,2 тысячи человек, от сыпного тифа и других инфекционных заболеваний погибло свыше 11 тысяч жителей Курска (или 25% от общего числа заболевших).

Смертность среди населения имела огромные масштабы - фактически умирало вдвое больше, чем рождалось. Если до фашистской оккупации в Курске было 140 тысяч жителей, после нее осталось 90.

В январе 1943 г. в докладе Курского обкома партии о зверствах гитлеровцев во время оккупации наряду с другими фактами было указано, что в селе Васильевке Октябрьского района фашисты сожгли находившихся в концлагерях 76 советских граждан только за то, что среди них были обнаружены двое заболевших тифом.

Беспрерывными грабежами и поборами, производимыми немецкими захватчиками, жители оккупированных районов были доведены до полной нищеты и разорения. В Фатежском, Золотухинском и других районах население совсем не имело хлеба, питалось очистками картофеля, свеклой и разными отходами – не удивительно, что истощенные люди практически не могли сопротивляться инфекциям. И населению, помимо очевидных трудностей военного времени, пришлось пройти и через тяжелейшие испытания болезнями - тифом, дифтерией и другими тяжелыми инфекциями. И здесь крайне важным было не допустить развития эпидемий и проникновения их в ряды армии, что для фронта было бы сродни поражению.

Совет Народных комиссаров СССР и РСФСР в своих постановлениях неоднократно требовал привести в должное состояние дезинфекционное хозяйство страны, развернуть строительство простейших дезинсекторов, вооружить сельские врачебные участки дезинфекционной аппаратурой, подготовить квалифицированные кадры дезинфекторов. Анализ инфекционной заболеваемости за последние годы указывал на постоянную ее связь с запущенностью дезинфекционного дела: большое количество дезинфекционных камер были в нерабочем состоянии и бездействовали, а отремонтировать их было попросту некому - ремонтно-монтажных бригад в большинстве областей не имелось, а имеющиеся дезинфекционные станции, дезпункты и камеры в лечебных учреждениях зимой бедствовали из-за отсутствия топлива, что крайне замедляло их работу - санитарная обработка очагов проводилась несвоевременно, с большим запозданием и без должного эффекта.

Приказом Наркома здравоохранения РСФСР №873 от 3 октября 1942 г. «О мероприятиях по улучшению дезинфекционного дела» было предусмотрено: сосредоточить руководство всей дезинфекционной работой в противоэпидемических управлениях облздравотделов, включив в их состав Отделения дезинфекции; во главе отделений поставить квалифицированных и опытных эпидемиологов или санитарных врачей, утвердив их одновременно заместителями начальников противоэпидемических управлений; в городах и районах дезинфекционные станции, дезотделы, дезбюро подчинить городским (районным) госсанинспекторам или эпидемиологам. Решено было развернуть массовое строительство простейших дезинсекторов в совхозах, колхозах, на предприятиях и при сельских врачебных участках. На предприятиях местной же промышленности и промкооперации Наркомздрав предложил наладить и производство новых простейших подвижных камер (С-I и др.), гидропультов, капканов, вершей и другого необходимого оборудования.

Курский облисполком принял решение приступить к восстановлению Свободинского механического завода Главмединструментпрома, доведя его до полной проектной мощности.

Изыскать необходимые материалы и приступить к восстановлению дезинфекционных камер, находящихся в г. Курске, предполагалось к 15 мая.

Для дезинфекционных работ, как первоочередных и неотложных, было предусмотрено выделение исправных машин, лошадей, топлива. Строго запрещалось расходование дезсредств: мыла «К», хлорамина и хлорной извести в работах по профилактической дезинфекции - использовать их разрешено было исключительно для обработки эпидочагов.

Одновременно с этим директору конторы «Росмедоборудование» было вменено в обязанности обеспечить полную и своевременную реализацию кредитов на оборудование, выделяемое для НКЗ РСФСР, и отправить в 2-недельный срок местным органам здравоохранения 5 тыс. термометров для дезкамер и 45 тыс. машинок для стрижки волос.

Из акта приемки, датированного 17 марта 1943 года явствует, что административно-хозяйственным отделом облздравотдела для нужд Курского эпидуправления (под руководством Сергеева) передано: машинок для стрижки волос - 20 штук (по 15 рублей), термометров медицинских – 72 шт. (по 1 руб. 70 коп.), термометров угловых – 14, мыла «К» - 10 кг, оспенного детрита – 13 тысяч доз, коревой сыворотки – 1800 ампул, бактериофага дизентерийного – 60, противодифтерийной сыворотки – 330, столбнячной сыворотки – 460, диализованной противодифтерийной сыворотки - 28, сыпно-тифозной вакцины - 20.

Борьба с инфекциями и, в частности, с тифом подразумевала целый комплекс неотложных мер, в числе которых наиглавнейшей была санитарная очистка территорий городов и районов, и в первую очередь прилегающих к водоисточникам.

20 февраля 1943года Курский облисполком вынес постановление «О санитарно-оздоровительных мероприятиях», в соответствии с которым все трудоспособное население было мобилизовано в 5-дневный срок для работ по захоронению трупов вражеских солдат, уборке трупов павших животных, очистке улиц, жилых и заброшенных домов, учреждений, квартир и дворов от захламления, мусора и нечистот, по всем учреждениям, жилуправлениям и частным домам была произведена очистка и хлорирование имеющихся уборных, помойных ям, мусорных ящиков, а при необходимости – построены новые.

Мобилизованные жители области приводили в порядок водоисточники, в первую очередь колодцы, снабжали их крышками и общественными ведрами. В декадный срок планировалось отремонтировать имеющиеся бани. В местах, где бани отсутствовали или испытывался недостаток в них, вблизи водоисточников монтировались душевые установки и временные обмывочные пункты. В 10-дневный срок планировалось восстановить работу Курского водопровода и бани №1

С восстановлением к 15 марта 1943 года работы всех санэпидстанций упорядочилась деятельность по изоляции инфекционных больных. Все острозаразные больные, а также подозрительные на инфекцию подвергались немедленной госпитализации в больницы, с обязательной санобработкой очага заболевания. При отсутствии больниц размещать инфекционных больных предписывалось во временно выделенных помещениях – изоляторах. В каждом районе для выявления очагов заболевания и принятия соответствующих профилактических мер были созданы бригады медработников. Кроме того, для осуществления систематических обходов жилых домов с целью выявления инфекционных больных выделялись специальные сануполномоченные. В это же время организуются инфекционные госпитали для раненых и больных солдат и офицеров. Медицинские работники своими силами восстановили инфекционную больницу им. Семашко в Курске.

В целях предупреждения развития острых желудочно-кишечных заболеваний и в соответствии с приказом Уполномоченного Государственного Комитета Обороны – Народного Комиссара Здравоохранения Союза ССР от 20 февраля 1943 г №22, Областная Чрезвычайная противоэпидемическая комиссия при исполкоме Курского областного совета Депутатов трудящихся обязала руководителей отделов коммунального хозяйства, жилищных управлений, домоуправлений, директоров базаров и промпредприятий, руководителей учреждений, хозяйственных и торговых организаций, председателей колхозов, директоров совхозов и МТС, а также частных домовладельцев: обеспечить ежедневную очистку и уборку территорий их владений, жилфонда и прилегающих к ним улиц, очистку базаров от мусора и нечистот; построить в декадный срок уборные, помойные ямы, мусорные ящики; ежедневно производить заливку раствором негашеной извести имеющиеся уборные и помойные ямы.

Одновременно Госсанинспекции совместно с коммунальными отделами и сельсоветами вменено установить места свалки отбросов и для каждого населенного пункта, при этом категорически воспретив загрязнение открытых водоемов (рек, озер, прудов) свалками и спуск в них грязных промышленных вод, а также проводить текущий систематический контроль за состоянием мест убоя животных, салотопок, кладбищ, скотомогильников и мест свалки утильсырья.

К мероприятиям по водоснабжению населенных мест были привлечены руководители всех ведомств и предприятий, а также председатели колхозов. Им поручено в недельный срок проверить и привести в надлежащее санитарно-техническое состояние колодцы, обеспечив их регулярную очистку, ремонт срубов, обеспечение их крышками, общественными рами, обсыпку и утрамбовку глиной вокруг колодцев.

Отдельным пунктом в 20-метровой зоне вокруг колодцев воспрещалось загрязнение площади отбросами, стирка белья, постройка удобный, водопой животных. В 2-недлельный срок предложено провести ремонт и восстановление артезианских колодцев. В это же время по согласованию с Госсанинспекцией, были установлены охранные зоны мест пользования населения водой из открытых водоемов должны быть. Руководители всех ведомств и предприятий, имеющих водопроводы, наполненные водой из открытых водоемов, должны были обеспечить ежедневное хлорирование и бактериологический контроль воды.

В трудные военные годы для эпидемиологов была очевидна пагубность сиюминутного промедления, и весной 28 апреля 1943 года отдельным постановлением № 89 исполком Курского облсовета «в целях приведения в ветеринарно-санитарный порядок территории области и ликвидации среди с/х животных заразных и накожных заболеваний» обязал ответственных лиц в срок до 10 мая произвести уборку трупов павших и убитых животных на территории городов, населенных пунктов сельской местности, по всем проезжим дорогам областного и местного значения, проселочным дорогам, скотомогильникам и утильустановкам. Трупы павших и убитых животных решено было отвозить, по указанию санветперсонала, на ближайшие установки и скотомогильники для отъемки кож и утилизации трупов. Отъемка кож допускалась только от животных, павших от незаразных заболеваний.

Постановление предполагало также произвести тщательную уборку навоза и мусора во всех животноводческих и конных дворах, конюшнях, дворах колхозников, рабочих и служащих, имеющих с/х животных.

Туляремийным станциям не реже 1 раза в месяц было предписано проводить эпизоотологическое и эпидемиологическое обследование территории районов, неблагополучных по туляремии; провести соот­ветствующие работы по зернохранилищам, складам, сенозаготови­тельным предприятиям, а также занимающимся заготовкой шерсти.

Оккупация Курской области продолжалась с начала ноября 1941 до февраля 1943 года. Освобождение началось 19 января 1943-го. В январе от гитлеровцев уже были очищены 22 района а 8 февраля – областной центр Курск. В то время как отдельные города и села области находились все еще в руках оккупантов, а освобожденные от немцев подвергались нападению фашистской авиации, в области уже началось восстановление народного хозяйства.

Сразу же после освобождения ряда районов от гитлеровцев органы исполнительной власти, здравоохранения начали принимать самые срочные меры по восстановлению сети медицинских учреждений и проведению противоэпидемических мероприятий. Необходимо было восстанавливать практически всю медико-профилактическую базу на бывшей оккупированной территории: больницы, поликлиники, санатории, лаборатории, жилье.

По данным, предоставленным Государственным архивом Курской области, всего учреждениям здравоохранения в регионе было причинено ущерба на сумму 85 942 000 рублей. Только в областном центре убытки от разрушений и грабежа имущества лечебных учреждений исчислялись в 18 345 000 рублей. Были сожжены самые лучшие лечебно-профилактические учреждения области: детские ясли, женские и детские консультации, родильные дома, областная поликлиника, станция переливания крови. Сумма ущерба, нанесенного инфекционной больнице им. Семашко составляла 616,8 тыс. рублей, областной туберкулезной больнице – 443 тыс. рублей, областному санитарно-бактериологическому институту – 80,4 тыс. рублей и т.д.

Для восстановления разрушенной лечебно-профилактической сети требовалось время, а необходимость противостоять возможным эпидемиям была уже сегодня. После освобождения Курска в городе и области были широко распространены кишечные инфекции, венерические болезни, скарлатина, корь. Разрушенные города и села, заваленные грязью и трупами колодцы, бездействовавшие водопроводные и канализационные сооружения, покрытые отбросами земли, голод, снизивший сопротивляемость организма к инфекционным болезням – все это уже характеризовало санитарно-эпидемиологическую обстановку как крайне неудовлетворительную, что должно было неминуемо сказаться на дальнейшем повышении заболеваемости населения и возникновении эпидемий.

Тяжелое санитарно-эпидемиологическое состояние Курской области, оставшееся в наследие от полуторагодичной фашистской оккупации, разрушенная сеть медико-санитарных учреждений, почти полное отсутствие санитарно-профилактической и противо­эпидемической работы в занятых немцами районах области – создали чрезвычайно трудные, граничащие с катастрофическими в эпидемическом отношении условия, особенно в районах, находящихся непосредственно в фронтовой и прифронтовой полосе. В результате огромной скученности, масштабной миграции и голода и лишений, ряд районов - Конышевский, Фатежский, Дмитриевский, Льговский, Суджанский – дали колоссальную заболеваемость сыпным тифом; Михайловский дал резкий рост заболеваемости брюшным тифом; в Льговском, Суджанском, Конышевском и ряде других районов отмечена высокая заболеваемость дифтерией.

Все это налагало на медицинских работников области, особенно в сельских районах, огромную ответственность, большую напряженность, настороженность – и они вели четкую, бесперебойную, подлинно по-военному организованную, противоэпидемическую работу с широким вовлечением в нее, помимо всех медработников, широких масс населения.

Первостепенной, стратегически важной задачей, как во время оккупации, так и после, являлось обеспечение населенных пунктов доброкачественной питьевой водой.

Помимо медиков, большинство которых было призвано в армию, для противоэпидемических работ привлекался многочисленный санитарный актив общества Красного Креста и Красного Полумесяца, проводящий, наряду с санитарными инспекторами, контроль за колодцами с питьевой водой, при необходимости – дезинфекцию и обеззараживание воды.

Неоценимую услугу, особенно в сельской местности, оказали активисты Красного Креста, осуществляя систематические подворные обходы населенных пунктов в целях своевременного выявления инфекционных больных и подозрительных на заболевания лиц, а также содействуя в их госпитализации. Выполняя поручения эпидемиологов работников, они участвовали в проведении профилактических прививок, а также осуществляли дезинфекцию квартир, жилых домов и общежитий. Из состава санитарного актива выделялись общественные санитарные уполномоченные - общественные санитарные инспекторы, наделенные функциями осуществления санэпиднадзора на закрепленных объектах. Для предотвращения распространения паразитарных тифов в этот период используются различные формы санитарной обработки населения. Наряду с проведением постоянного санитарного надзора во дворах жилых домов, общежитиях, столовых и магазинах и контролем за очисткой населенных мест, расширяется строительство бань и простейших дезинсекционных камер. Начинают широко применяться и профилактические прививки против сыпного тифа сыпнотифозной вакциной, против других инфекций - поливакциной НИИСИ. Лицам, находившимся в контакте с больным брюшным тифом, назначался специальный препарат - брюшнотифозный бактериофаг. Позже учеными-медиками создана вакцина, предохранявшая от заболеваний лептоспирозной желтухой.

Не ушедшим на фронт курским медикам, помимо обслуживания гражданского населения, с первых дней Великой Отечественной войны пришлось выполнять еще одну наиважнейшую задачу - не допустить эпидемии в части Красной Армии, которые проходили через область к линии боевых действий, и не допустить инфекционные болезни в развернутые на территории области госпитали для лечения раненых.

Организованные по постановлению бюро обкома ВЛКСМ комсомольские санитарные дружины под руководством медиков осуществляли эвакуационные мероприятия на эвакопунктах, выявляли инфекционных больных и изолировали их в инфекционные госпитали, где участвовали в лечебном процессе, оказывая помощь а период круглосуточных дежурств санитарного актива.

В середине марта состоялось Общегородское собрание курской медицинской общественности, которое приняло обращение ко всем медработникам области. Были взяты обязательства повседневно оказывать практическую помощь госпиталям, всемерно развивать донорство (в Курске после оккупации в кратчайшие сроки развернула свою работу Станция переливания крови), обеспечивать четкое проведение санитарно-противоэпидемических заболеваний, медицинское обслуживание инвалидов, детей фронтовиков, проводить широкую санитарно-просветительскую работу.

Как следует из заметки газеты «Курская правда» от 11 марта 1943 г., в освобожденном от оккупации с. Касторном уже тогда начали работать амбулатория и больница, в селах района было восстановлено несколько медицинских пунктов, развернута широкая борьба с сыпным тифом.

Для предотвращения проникновения эпидемии из тыла в армию медиками взяты под контроль места массовых скоплений населения, особенно на железнодорожном транспорте, где строго контролировалась фильтрация здоровых и больных. На крупных узловых железнодорожных станциях создаются санитарно-контрольные обсервационные и изоляционно-пропускные пункты для осмотра поездов, вагонов, пассажиров, проведения санитарной обработки, изоляции заболевших и по­дозреваемых в инфекционные больницы. На территории области, в том числе в местах дислокации военных частей, были организованы обмывочные пункты и дезинфекционные камеры. В частности, на железнодорожные станции Михайловская и при Свободинской районной больнице.

На 12 важнейших железнодорожных дорогах страны, в т.ч. и Московско-Курской ж.д. имелись государственные санитарные инспекторы, наделенные большими полномочиями: их действия можно было опротестовать только в Москве. О масштабах противоэпидемических мероприятий, выполненных на железных дорогах страны, свидетельствуют данные, приведенные наркомом здравоохранения ССС Г.А. Митеревым: только за 10 месяцев 1943 года осмотрено 12163 поезда, около 2-х миллионов пассажиров. Санитарную обработку в специальных санпропускниках прошли свыше 5 миллионов человек. Медики обнаружили в поездах и направили в больницы 69 тысяч больных, еще 30 тысяч человек поместили в вагоны-изоляторы. Эта фильтрация населения в период его массовой миграции позволила предотвратить возможные эпидемии сыпного тифа.

С 15 марта 1943 года на территории Курской области развертывается сеть эпидемиологических учреждений. Областная санитарно-эпидемиологическая станция располагалась в г. Курске, по ул. Ленина, д. 17 и состояла из 21 работника.

Санэпидучреждения взяли на себя организацию временных изоляторов для обеспечения своевременной госпитализации инфекционных больных, дезобработку очагов, привлечение к борьбе с инфекционными заболеваниями актива в лице общественных санитарных уполномоченных, которые проводили подворные обходы для своевременного выявления температурящих больных.

Бороться с заразными болезнями помогали и народные санитарные средства - баня, земляная камера-вошебойка, другие простейшие приспособления. Однако эта работа не дала бы желаемых результатов без эффективной деятельности военных медиков по ликвидации завшивленности и инфекционных заболеваний среди местного населения. За счет сил и средств медицинской службы действующих армий формировались нештатные противоэпидемические отряды по борьбе с сыпным тифом среди населения, для которых выделялись военные специализированные автомашины, горючее, дезинфекционные средства. При необходимости на неблагополучные по санитарно-эпидемиологическому состоянию населенные пункты накладывался карантин и вводились ограничительные мероприятия. Для этого у военных медиков имелись кадры, силы и средства: сведениями об оснащенности армий Центрального фронта мы, к сожалению, не располагаем, но сохранились общие данные: по состоянию на 1 июля 1943 года медицинская служба Красной Армии располагала 322 полевыми прачечными отрядами, 12 по­левыми механизированными прачечными, 22 банно-прачечно-дезинфекционными поездами, 162 полевыми подвижными банными отрядами. При участии медиков военные строители соорудили для населения 118 бань и 790 простейших дезинфекционных камер. В 1943 году только в эпидемических очагах военные медики провели санитарную обработку более 1,5 миллионов человек гражданского населения, продезинфицировали 1,7 миллиона комплектов одежды, по неполным данным , обследовали 44696 населенных пунктов, выявили 49612 очагов сыпного тифа и 137364 больных этим опасным заболеванием. Эпидемиологи проходящих на запад воинских подразделений, имея в наличии войсковые санитарно-эпидемиологические лаборатории (СЭЛ), осуществляли контроль за водоисточниками и организовывали ряд мер по их оздоровлению. Благодаря жесткой армейской дисциплине освобождаемые территории страны, несмотря на жесткое сопротивление врага, скрупулезно обследовались и обеззараживались - это были вынужденные меры, направленные, прежде всего, на обеспечение интересов армии, но они сыграли неоценимую роль в предотвращении эпидемий и на фронтах, и в тылу, и это спасло жизнь миллионам людей.

После освобождения Курской области от немецких войск, 10 мая 1943 года Наркомздрав требовал максимального расширения дезинфекционных работ – предполагалось обеспечить полноценную обработку рабочих общежитий, детских учреждений, гостиниц (борьба со вшами, клопами), плановую одномоментную санитарную обработку людских масс (рабочие и другие общежития, движущиеся массы населения и пр.); развернуть хозрасчетные работы по борьбе с насекомыми и вредителями в помещениях пищепродуктовой сети (борьба с тараканами, мухами, мышами); провести дезинфекцию в местах общего пользования, банях, парикмахерских, театрах, кино, помещениях общих раздевален, цехах, помойках, уборных и пр., а также дезинфекцию городского транспорта. Предписывалось широкое применение наименее дефицитных дезинфекционных средств и методов (для газовой жилищной дезинфекции – сера, широкое использование камерной обработки вещей, применение для грубой дезинфекции каменноугольных масел, негашеной извести, изыскание простейшего оборудования для борьбы с грызунами – верши, капканы и пр.)

Большой экономический вред, наносимый грызунами сельскохозяйственному сектору (зерновым складам и элеваторам), требовал безотлагательных дератизационных работ. Постепенно ставилась задача охвата сплошной дератизацией городов и рабочих поселков.

Работу по охране здоровья населения значительно осложняла прифронтовая обстановка, все учащавшиеся налеты вражеской авиации, настойчивые попытки немцев прорваться в освобожденные города.

Первый авианалет на пригородные районы Курска был произведен 11 апреля, однако скоро фашистские воздушные бомбардировки производились на город практически ежедневно. Особенно памятен очевидцам налет 2 июня 1943 г., когда сот­ни вражеских самолетов бомбили железно­дорожный узел м станцию Курск. Чудовищная лавина огня, пыли и дыма окутала весь город, и в этих условиях курские медики не должны были забывать как о первой помощи раненым, так и о сохранении в текущий период основ санитарии.

Еще в мае 1943 года правительство наградило медалями «За боевые заслуги» 10 курских санитарных дружинниц, которые отдавали все свои силы, старание и умение работе по организации госпиталей, уходу за ранеными, созданию максимально возможных в военное время са­нитарных условий для быстрейшего выздоровления солдат и офицеров. В марте 1943 года в Курской области было развернуто 17 госпиталей, 13 из них в Курске. А накануне освобождения Курской области, 1 сентября 1943 г. 11 санитарных дружинниц были награждены значками «Отличнику санитарной службы».

2 сентября Курская область была полностью очищена от немецко­фашистских захватчиков. Но работа по восстановлению сети медицинских учреждений и народного хозяйства вообще активно шла и до этого времени – по мере освобождения районов от гитлеровцев. Из доклада заведующего облздравотделом от 15 августа 1943 года явствует, что капитально отремонтированы и готовы к работе в зимних условиях санбакинститут, туберкулезная больница, детская больница, поликлиники №1 и №2, станция переливания крови. Также приступили к работе «Скорая помощь», 3 детских яслей, центральная молочная кухня. Закончен ремонт Ясеневской райбольницы, женской и детской консультаций, восстановлены Ольшанский и Фатежский медпункты в Льговском районе, родильный дом, инфекционное и хирургическое отделения больницы в Щиграх, 30 аптечных учреждений и т.д.

Среди первоочередных мер стояла и подготовка соответствующих кадров, которых требовалось все больше. В марте 1944 года Наркомздрав, приказал немедленно обеспечить курсовые мероприятия по подготовке дезинфекторов и дезинструкторов на местах, в тесном контакте с дезгруппами, организованными при институте эпидемиологии и микробиологии, а также при имеющихся дезстанциях, дезпунктах, фельдшерских и акушерских школах и, по возможности, наладить постоянную учебно-профилактическую базу.

Данные на 22 февраля 1944 года свидетельствуют, что на этот период для районов Курской области уже было подготовлено 50 дезинструкторов и 150 дезинфекторов. В своем отчете (№953/-92 от 30 июня 1944 года) Курский облздравотдел рапортовал Москве, что за первое полугодие 1944 г. в Курской области подготовлено еще 23 дезинструктора. Из отчета о движении дезсредств по Курскому областному отделению дезинфекции за II квартал 1944 года следует, что в этот период израсходовано 127 кг 500 г хлорамина, 2240 кг гашеной извести, 1 кг 500 г петрума, дуста – 337 кг, мыла «К» - 315 кг и т.д.

Параллельно с практическими мероприятиями, которые требовали безотлагательного выполнения, шло укрепление и самой структуры и штатов Госсанэпидслужбы.

Приказом Наркомздрава от 3 января 1945 г. «О мероприятиях по укреплению санитарных кадров» в целях объединения всей санитарной и противоэпидемической работы общее руководство всеми санитарными и противоэпидемическими мероприятиями возложено на заместителей заведующих здравотделами – старших госсанинспекторов областей, районов и т.д.

Структура и штаты предложены следующие: до 1 июля 1945 года все вакантные должности госсанинспекторов и эпидемиологов должны были быть укомплектованы путем возвращения на санитарно-эпидемиологическую работу всех санитарных врачей и эпидемиологов, не работающих по специальности, а также врачей, окончивших лечебные факультеты после 1939 года и направленных по путевкам на санитарно-противоэпидемическую работу; расширения совместительства до 1,5-2 должностей на каждого, вовлечения в санитарную работу врачей других специальностей.

В каждом в сельском районе с населением свыше 35 тысяч человек, кроме одного госсанинспектора (предполагалась также должность эпидемиолога), в городах с населением до 25 тысяч человек – одного госсанинспектора, свыше 25 тысяч – двух, в городах с населением свыше 50 тысяч человек – двух госсанинспекторов, из которых один эпидемиолог; в городах свыше 100 тысяч человек – не менее 6 госинспекторов, из которых 2 эпидемиолога.

В целях изучения санитарных кадров, более правильного и эффективного их использования и создания резерва руководящих кадров проводилось ежегодное аттестование госсанинспекторов и эпидемиологов.

Старшим госсанинпектором Курской области приказом по Облздравотделу 17 марта 1944 года назначен Николай Васильевич Метлицкий, занимавший до этого (с октября 1943 г.) должность заместителя заведующего облздраволтделом по санитарной работе и фактически руководивший санитарно-противоэпидемическими мероприятиями в Курской области в период немецкой оккупации.

Заведовал областным отделом здравоохранения (начиная с 1943 года) Иван Яковлевич Олимпиев, сменивший на ответственном посту Н.Ф. Монаенко, который был отозван в расапоряжение Наркомздрава РСФСР. И.Я. Олимпиев - подполковник медицинской службы, награжден орденами «Красной звезды» и «Знак почета», внес неоценимый вклад в дело сохранения здоровья населения и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия в Курской области в годы войны и в период восстановления народного хозяйства.

Война близилась к завершению, планомерно шло и восстановление народного хозяйства, а также лечебно-профилактического сектора, и особого внимания требовала деревня.

Из постановления Курского областного съезда сельских врачей от 27 сентября 1944 года следует, что эффективность санитарно-профилактической работы и работы по ликвидации очагов эпидемических заболеваний в районах области проводилась не на одном уровне. Было решено добиться, чтобы в каждом колхозе была баня и дезкамера, и при каждом ФАПе – дезкамера. Не исключая возможности увеличения эпидемических заболеваний в осенне-зимний период, съезд обязал заведующих райздравотделами, санэпидработников и заведующих сельскими врачебными участками всемерно усилить профилактическую работу, организовав для ее успешного проведения широкий актив населения.

В связи с тем, что во время фашистской оккупации Курской области на её территории размещались итальянские и румынские войска, побывавшие перед этим в Африке в составе экспедиционного корпуса фельдмаршала Рюммеля и привезшие оттуда особые плазмодии малярии, в последние годы войны в восточных районах области вспыхнула малярия.

Такая эпидемиологическая обстановка потребовала развертывания противомалярийной станции и пунктов. К сожалению, эффективность

Указанных противомалярийных учреждений во время войны ограничивалась отсутствием специальных лабораторий и оборудования, потому на базе санэпидстанций были развернуты несколько кустовых, оснащенных специальными лдабораториями, подразделений по борьбе с малярией. К 1947 году в области уже насчитывалось 10 малярийных станций и 17 пунктов. В последующем слияние противомалярийной сети с санитарно-эпидемиологическими станциями значительно упорядочило работу , и как следствие проведение энтомологических и гидротехнических работ, массовое обследование населения, систематическое лечение малярийных больных, противорецидивная терапия позволили к концу войны локализовать заболеваемость малярией и не дать возникнуть эпидемии.

B марте 1945 года в ряде районов области имели место вспышки сыпного тифа. Проверки на местах, произведенные представителями облздравотдела, показали, что вспышки возникли в результате отсутствия подворных обходов медработниками и общественными санитарными уполномоченными, поздней госпитализации, несвоевременной и некачественной дезобработки), в результате чего путем контакта тиф от первых случаев перерастал во вспышку. Местными фельдшерами первые случаи тифа диагностировались как «грипп», «малярия» и прочие.

Зарегистрированные вспышки тифа подстегнули санэпидстанцию и облздравотдел установить график выезда участковых врачей на ФАПы (не реже двух раз в месяц), обеспечить в декадный срок подготовку медсестер (одну на колхоз), подготовив их, в том числе, по термометрии, организации выявления лихорадящих, методам сандезобработки очагов инфекции и контактировавших с ним, последующим профилактическим мероприятиям.

Актуален в этот период и своевременный выезд госсанинспекторов в очаги заболеваний. Тем не менее, рост заболеваемости сыпным тифом отмечался в области, в отдельных районах – в виде массовых случаев. В подобной ситуации, как в силу объективных обстоятельств, так и субъективных причин, находились большинство городов и поселков, переживших оккупацию и разруху. Тщательное эпидрасследование по поводу каждого случая сыпного тифа, развертывание временных инфекционных стационаров в населенных пунктах для госпитализации больных, должный санитарный порядок в школах, общежитиях коммунально-бытовых учреждениях – все это при соответствующем выполнении должно было предотвратить дальнейшее распространение тифа. Трудно, не сразу, но благодаря хорошей организации дезинфекции, постоянному наблюдению за очагами было достигнуто значительно снижение заболеваемости сыпным тифом. Как гласит статистика: в 1944 году по области отмечено 52,5 случаев на 10 000 населения, в 1945 г. - уже 15,7 случая, в 1946 г. – только 6, то есть на 7,3% меньше, чем в довоенном 1940 году.

Все организационные меры наряду с повышением требовательности к медицинским работникам и усилением контроля за выполнением противоэпидемических мероприятий, привели к последующему снижению и ликвидации заболеваемости тифом, другими кишечными инфекциями, инфекционными заболеваниями, связанными с условиями жизни, труда, питания и водоснабжения населения. Тем не менее, несмотря на улучшение санитарного состояния и благоустройство объектов в отдельных городах и поселках, санитарное оздоровление и благоустройство других по-прежнему требовало постоянного внимания со стороны санитарных врачей и эпидемиологов.

В 1945 году масштаб предстоящей работы был огромен, но это было достижимо и желаемо всеми - благодаря стойкости курян, защищавших Родину в боях и самоотверженно трудившихся в тылу, потрясающей солидарности во время войны и всеобъемлющему стремлению к созиданию после Победы, восстановление страны и дальнейшее ее благоустройство и оздоровление были лишь делом времени.