К 95-летию санитарно-эпидемиологической службы. О первых шагах борьбы с малярией на территории Курской области (1920-1930-е годы)

 

  

Основной задачей санитарно-эпидемиологических отделов в период 20-х годов все еще оставалась борьба за ликвидацию сыпного тифа и  холеры, при этом разработанный санэпидотделом Общий план работы губернской санитарной организации подчеркивал и значение борьбы с малярией,

Недостаток средств не давал возможности широко развернуть все мероприятия, рекомендованные наукой в области борьбы с малярией, однако заболеваемость опасной инфекцией из года в год оставалась высокой, и с  первых шагов организации государственного санитарно-эпидемиологического надзора  было обращено внимание на улучшение условий труда для рабочих торфоразработок и их жилищного вопроса - проводилась профилактическая хинизация, а также частичное нефтевание заболоченных мест.

В начале 20-х ма­лярия одолевает курян. Судя по статистическим от­четам губздравотдела, в Курской губернии было зарегистрировано в 1920 году - 13167, в 1921 г. - 14246 страдавших малярией. Есть основания полагать, что сведения  значительно занижены из-за плохого учета заболеваемости. Достаточно бы­ло в дальнейшем несколько улучшить это дело - и количество учтенных, например, в 1923 году увеличилось почти в два раза. Та же картина наблюдалась и в последующие годы, пока с этим опасным заболеванием не стали проводить организованную борьбу.

Курская губерния всегда имела бо­гатые залежи торфа. В 1920 году были обследованы 2 тысячи десятин торфяников, составляющих лишь 2% всей территории залежей. Оказалось, что в гу­бернии имеются такие топливные ре­сурсы, о которых никто и не предпола­гал. Но в то же время торфяники яв­лялись очевидным рассадником маля­рии. Поэтому еще на съезде уездных здравотделов в 20-м году среди перво­очередных задач в губернии ставился вопрос об осушительных работах в забо­лоченных местах, наиболее пораженных малярией. Но полумеры  не приносили должного эффекта.

Малярия или «болотная лихорадка» представляла собой проб­лему общероссийского характера, и поэтому профилактика размно­жения комаров, являющихся переносчиками этого заболевания, зани­мала внимание Наркомздрава наравне с заразными болезнями. В но­ябре 1921 года Курский губздравотдел получает циркулярное руко­водство по борьбе с малярией, с приложением инструкций по унич­тожению личинок и куколок комаров в водоемах и по устройству специальных больниц и госпиталей для больных малярией.

В 1923 г.  как принципиальный вопрос  Наркомздрав рассматри­вает необходимость привлечения к участию в борьбе с малярией уч­реждений, «обладающих научными силами и соответствующим обору­дованием», т.е. бактериологических институтов и лабораторий, и призывает Губздравотделы принять активные меры по подготовке спе­циального медицинского персонала по борьбе с малярией и проведе­нию санитарно-просветительской работы в этой области: «Широкие размеры, принимаемые малярией, грозящие подрывом хозяйственной жизни страны, требуют напряженной, энергичной и согласованной работы всех санитарных и противоэпидемических учреждений страны».

Таким образом, санэпидотделы с базирующимися на них санбаклабораториями должны были сосредоточить вокруг себя созда­ющиеся малярийные станции.

Но в Курске только к 1928 году началось более или менее орга­низованное лечение больных маалярией, и только тогда впервые при Курском санитарно-бактериологическом институте было открыто малярийное отделение, но до 1932 года оно обслуживало только посредством амбулаторной помо­щи и исключительно население города.

В 30-е годы наблюдается усиленный рост заболеваемости малярией, начиная с 1931 года, когда малярией болело 19 536 чел. В 1932 году было зарегистрировано 22 276 случаев, в 1933 г. - 26 859, в 34 году было уже 81 536 больных. По количеству заболеваний первое место занимали Белгородский, Обоянский и Суджанский районы, расположенные по реке Псел, Солнцевский  - по Сейму и Млодати, Курский - по Сей­му и Тускари, Глушковский, Рыльский, Грайворонский и Льговский - по Сейму, Прохоровский - по Донцу. Самое большое число случаев давали май и июнь; второй подъ­ем сезонной кривой отмечался в августе и сентябре. По формам наиболее распростра­ненной была трехдневная лихорадка, в сентябре и октябре встречались случаи четыре­хдневной; более редкой являлась тропическая малярия.

В связи с явной угрозой роста заболеваемости малярией на борьбу с ней в 1932 го­ду было выделено 30 тыс. рублей, это дало возможность расширить деятельность имеющегося при санбакинституте малярийного отделения, вести активную борьбу с малярией на торфоразра­ботках, открыть сезонные противомалярийные пункты. Ко второй половине 1934 года область располагала значительными средствами для принятия дей­ственных мер по ликвидации малярии. Наркомздрав предоставил области большое количество хинина, плазмоцида, парижской зелени, нефти, марли, металлической сет­ки для окон, гидропультов, опылителей и других противомалярийных средств.

В области начали развертывать сеть противомалярийных пунктов. В течение второй половины 1934 года и в 1935-м их открыли 17, а в 1936 году - 25. Кроме того, было организова­но 5 новых районных станций. Курская городская противомалярийная станция организовала специальный обследовательский отряд для выявления и взятия на учет всех больных, под­лежащих хинизации. Штат организованных при амбулаториях и поликлиниках специ­альных кабинетов по борьбе с малярией начал проводить хинизацию больных на дому.

Особое внимание обращалось на лечение больных малярией детей. Центром про­филактики являлись школы и детские консультации.

При Курском санитарно-бактериологическом институте была организована подготов­ка врачей-маляриологов. В марте 1937 г. при Рыльской противомалярийной станции на­чали работать областные курсы для подготовки инструкторов-бонификаторов, которые по окончании занятий должны были обучать на местах общественных бонификаторов.

При Обоянской амбулатории работали двухнедельные курсы хинизаторов. В Бел­городе, Старом Осколе и других крупных городах области созывались межрайонные конференции по борьбе с малярией.

В наиболее пораженные малярией районы (Беловский, Конышевский) посылались специальные отряды, имеющие в своем составе фельдшера, хинизаторов и бонификаторов со специальным оборудованием и аппаратурой.

В Курском, Солнцевском, Обоянском, Суджанском и Рыльском районах для оп­ределения размеров заболоченных площадей в поймах рек Псел и Сейм провели авиа­разведку, которая показала, что минимум 9 га этих заболоченных площадей являлись очагами малярии.

В Солнцевском районе их было 1000 га, на участке Толмачево - Веденское - 1500 га, на маршруте Обоянь - Суджа - 1000 га, на участке Кураново (пойма р. Псел) - 1500 га, в окрестностях Рыльска - 3000 га и в д. Ворошнево (Курский р-н) - 1000 га.

Работы по авиаопылению этих мест парижской зеленью начались с осени 1934 года, особенно широко развернувшись в 1935 и последующие годы.

На территории Льговского и Петровского санаториев (Дмитриевский р-н) и ря­де районов области противомалярийные станции проводили гидротехнические работы, способствующие уничтожению очагов малярии. В 1937 году работники станции до­бились почти полной гибели личинок комара в Суджанском, Глушковском, Рыльском, Белгородском, Томаровском, Льговском и Щигровском районах. На площади 1525 га провели осушение зараженных болот и водоемов, 40 га поверхности прудов и водо­емов были очищены от зарослей. Энтомологи обследовали 46 районов области для по­лучения материалов, характеризовавших санитарное состояние водных объектов.

Наряду с опылением заболоченных мест проводили нефтевание пойм рек. Были ор­ганизованы 2 бригады, одна из которых занималась систематической обработкой водоемов парижской зеленью в смеси с табачной пылью, вторая - нефтеванием заболоченных мест.

Проведено было нефтевание р. Кур от места ее впадения в р. Тускарь до Стезевой дачи и р. Тускарь - от ЦЭС до кожзавода. Нефтеванием также охвачен был район, при­легающий к Ямскому мосту (так называемая Гусиновка); парижской зеленью опылили Малиновую, первую и вторую Прогонные улицы. На улицах Кривецкой, Малиновой, Ровецкой и Киевской (наиболее неблагополучном районе города) с помощью уличных комитетов и актива жилищной кооперации были покрыты сетками окна домов.

Домом санитарного просвещения были организованы большие фотовитрины «Как уберечься от малярии». В районы области только в течение 1935 года было разос­лано 10 тысяч плакатов, 17 тысяч листовок и 4 тысячи брошюр о профилактике это­го заболевания.

Продолжалось и оснащение противомалярийной станции. Было получено 3 автома­шины, 40 велосипедов, микроскопы, гидропульты, автомаксы (аппараты для нефтевания).

Для лечения и профилактики малярии начал применяться новый препарат - ак­рихин, синтезированный в 1938 году в СССР и успешно конкурирующий с дорогосто­ящим хинином. Впервые в Курскую область акрихин был завезен в 1935 году в объ­еме всего 20 кг, а в 1936 году - его было завезено уже 500 кг.

Интенсивная систематическая работа по профилактике и лечению малярии велась в городах и районах области вплоть до Великой Отечественной войны.

Категория документа: