Санитарно-эпидемиологическая служба Курской области в годы Великой Отечественной войны

 

Великая Отечественная война, неизбежно сказавшаяся на санитарно-эпидемиологической обстановке, стала настоящим испытанием не только для населения Курской области, но и тяжелейшим экзаменом для всей системы здравоохранения. Медицинские работники достойно выдержали этот экзамен, и в летопись Великой Отечественной войны жирным шрифтом вписаны героические страницы о трудовом, воинском и человеческом подвиге работников санитарно-эпидемиологической службы.

С началом Великой Отечественной войны санитарно-эпидемиологическая обстановка значительно осложнилась, и организация противоэпидемических мероприятий стала неотложной необходимостью. Основная тяжесть борьбы с возникновением эпидемических очагов тифа, дифтерии и других легла на плечи работников санитарно-эпидемиологических станций и медицинских работников лечебно-гигиенического звена.

Тысячи медицинских работников Курской области сражались на фронтах Отечественной войны и награждены орденами и медалями. Многие из них остались в тылу и боролись с фашистами в составе партизанских отрядов, где не ограничивались только оказанием специальной помощи больным и раненым, они проводили большие противоэпидемические мероприятия, понимая их решающее значение. Так, в приказе №44 от 11 ноября 1942 года по 1-й Курской партизанской бригаде упоминается о женщине-враче Ф.Б. Закгейм, под руководством которой в соединении был организован изолятор для инфекционных больных, примитивные дезинфекционные камеры, проводилась санобработка; в каждой роте работало санитарное отделение в составе одного санинструктора и двух санитаров.

Награжден орденами «Красной звезды» и «Знак Почета» врач Иван Яковлевич Олимпиев, до марта 1943 года служивший в должности начальника госпиталя №1814, а затем возглавивший Курский областной отдел здравоохранения. Под его руководством курское здравоохранение боролось за жизнь и здоровье населения до самой Победы и в первые  послевоенные годы, когда вместе со всем народным хозяйством медицина поднималась с колен, восстанавливала силы и делала уверенные шаги вперед.

 

Оккупированный Курск. Борьба за жизнь и достоинство

В конце августа 1941 года фронт приблизился к границам Курской области, западные районы ее быстро потеряли значение районов глубокого тыла, и стали прифронтовыми. По решению Облисполкома началась эвакуация на восток населения из Дмитриевского, Хомутовского, Крупецкого, Глушковского, Рыльского и других районов, а также города Курска. Вместе с эвакуировавшимися гражданскими медучреждениями и военными госпиталями в восточные районы области отправлялось и наиболее ценное медицинское и лабораторное оборудование.

Война нарушила нормальную работу практически всех учреждений области. В 1941 году на территории Курской области работало 1760 санэпидстанций. В связи с оккупацией Курска, областные партийные и советские организации первоначально переехали в Старый Оскол, где продолжали хозяйственную и политическую деятельность по руководству незанятыми районами, а также партизанским движением. Сюда же эвакуировался и Курский  Облздравотдел. Несмотря на тяжелые условия, он не прекращал работы по медико-санитарному обслуживанию проходящих через оставшиеся районы области воинских частей, по организации санитарного порядка в районах, по борьбе с острозаразными заболеваниями и по руководству сельскими лечебными участками. В майском 1942 года номере «Курской правды» сообщается, что Облздравотделом, находящимся в эвакуации, проводятся семинары для заведующих райздравотделами, в Старом Осколе открыта школа для санитарных фельдшеров с трехгодичным сроком обучения и объявлен новый набор в медицинские школы в старом Осколе и Валуйках.

Летом 1942 года в результате нового наступления немецко-фашистских войск Курская область была оккупирована почти полностью.  Настоящие героические усилия предпринимали курские врачи на территориях, оккупированных немцами. Многие из них были расстреляны или повешены, оставшиеся - несли всю тяжесть оккупации, сопряженную с голодом и лишениями, как и все остальное население: хлеб в нескольких уцелевших магазинах Курска отпускался только для немцев, а население питалось отбросами, гнилой картошкой или попросту голодало. Оставленные гитлеровцами две больницы влачили жалкое существование. Кроме 200 г хлеба в день больные ничего не получали, а в течение последних двух недель перед отступлением гитлеровцев, были лишены и этого пайка. В больницах не было ни белья, ни оборудования. При этом была введена плата за лечение, за койко-место.

Беспрерывными грабежами и поборами, производимыми немецкими захватчиками, жители оккупированных районов области были доведены до полной нищеты и разорения. В Фатежском, Золотухинском и других районах население совсем не имело хлеба, питалось очистками картофеля, свеклой и разными отходами - не удивительно, что истощенные люди практически не могли сопротивляться инфекциям. И помимо очевидных трудностей военного времени, населению пришлось пройти и через тяжелейшие испытания тифом, дифтерией и другими тяжелыми инфекциями.

В результате голода, скученности и антисанитарии вспыхнула эпидемия сыпного тифа. В отсутствие медицинской помощи большинство больных не были госпитализированы и оставались дома. За период оккупации переболели инфекционными заболеваниями 44,2 тысяч человек, от сыпного тифа и других инфекционных заболеваний в Курске погибло свыше 11 тысяч человек (или 25% от общего числа заболевших). Смертность среди населения имела огромные масштабы - фактически умирало вдвое больше, чем рождалось. Если до фашистской оккупации в Курске было 140 тысяч жителей, после нее осталось 90. В январе 1943 г. в докладе Курского обкома партии о зверствах гитлеровцев во время оккупации наряду с другими фактами было указано, что в селе Васильевке Октябрьского района фашисты сожгли находившихся в концлагерях 76 советских граждан только за то, что среди них были обнаружены двое заболевших тифом.

Мирные жители оккупированного Курска, преодолевая голод и унижения, не могли оказать сопротивления вооруженным до зубов гитлеровцам, но, оставались патриотами и, как могли, помогали партизанам и связным из действующих частей армии информацией о дислокации и планах немцев, самые смелые из них совершали диверсии в тылу противника, и все терпеливо ждали освобождения родного города от захватчиков.

 

Не допустить эпидемии в армию!

Крайне важным в таких условиях было не допустить проникновения инфекций в армию, что для фронта, проходящего через населенные пункты,  было бы сродни поражению.

Анализ инфекционной заболеваемости указывал на необходимость своевременных дезинфекционных мероприятий на территориях, находящихся на пути движения  действующей армии. Приказом Наркома здравоохранения РСФСР №873 от 3 октября 1942 г. «О мероприятиях по улучшению дезинфекционного дела» было предусмотрено: сосредоточить руководство всеми дезинфекционными учреждениями и дезинфекционной работой в области в противоэпидемических управлениях облздравотделов, включив в их состав Отделения дезинфекции; во главе Отделений дезинфекции поставить квалифицированных и опытных эпидемиологов или санитарных врачей, утвердив их одновременно заместителями начальников противоэпидемических управлений; в городах и районах дезинфекционные станции, дезотделы, дезбюро подчинить городским (районным) госсанинспекторам или эпидемиологам.В месячный срок все сельские врачебные участки должны были быть укомплектованы дезинфекторами.

Заведующий Курским Облздравотделом Иван Яковлевич Олимпиев, понимая  особую значимость дезинфекционных мероприятий в быстрейшей ликвидации тяжелого наследия оккупации в Курской области в виде заразных заболеваний, еще до распоряжения Наркомздрава приказал уже к 1 сентября закончить организацию Областного отделения дезинфекции, дезинсекции и дератизации со следующим штатом: начальник отделения дезинфекции (врач), зам. начальника отделения по административной и хозяйственной части, врач-дезинфектор-инспектор, главный бухгалтер, секретарь-делопроизводитель, счетовод-картотечник, кладовщик, техник по ремонту дезинфекционного оборудования, машинистка.

В резерве дезинфекционных отрядов имелось 2 дезинструктора и 4 дезинфектора. Начальником отделения дезинфекции назначена доктор М.И. Кулакова.

Для работников дезучреждений,  включая всех врачей, дезинфекторов и дезинсекторов были организованы краткосрочные (5-7 дневные) семинары без отрыва от производства. Контроль за деятельностью дезучреждений возлагался на эпидемиологов и госсанинспекторов.

В соответствии с приказом Облздравотдела при каждом сельском врачебном участке и райбольнице вместимостью от 25 коек предполагалось иметь по одному дезинфектору. Заведующие сельскими врачебными участками, работники сельских санэпидстанций и районные госсанинспекторы и эпидемиологи обязаны были контролировать и инструктировать работников дезинсекторов в совхозах и колхозах.

Все работы по противоэпидемической дезинфекции проводились за счет местного бюджета, а профилактическая дезинфекция велась на хозрасчетных началах. Дезинфекционная обработка эпидемических очагов проводилась обязательно в присутствии врача-эпидемиолога либо участкового врача или квалифицированного дезинструктора. Были установлены нормы: проведение дезобработки по поводу инфекционного заболевания не позднее 12 часов и в сельских местностях - не позднее 24 часов с момента вывоза больного.

При Областной санбаклаборатории к 15 октября предполагалось организовать лабораторную группу по изысканию, проверке и апробации новых дезинфекционных средств и их заменителей из местного сырья и отходов промышленности.

По приказу Наркомздрава в течение октября-ноября запланировано было развернуть массовое строительство простейших дезинсекторов в совхозах, колхозах, на предприятиях и при сельских врачебных участках. За помощью в ремонте и восстановлении всех дезкамер пришлось обратиться к руководителям предприятий местной промышленности.    В связи с приказом Наркомздрава СССР, было отменено решение Курского исполкома Облсовета от 10 апреля 1943 г. №53 «О передаче в эксплуатацию Свободинского завода санитарного оборудования» в ведение Облземотдела и Местпрома и приступить к восстановлению Свободинского механического завода Главмединструментпрома, где и  решенобыло наладить производство новых простейших подвижных камер, гидропультов, капканов, вершей и другого необходимого оборудования.  

Для неотложных дезинфекционных работ было предусмотрено выделение исправных машин, лошадей, топлива. Строго запрещалось расходование дезсредств: мыла «К», хлорамина и хлорной извести в работах по профилактической дезинфекции - использовать их разрешено было исключительно для обработки эпидочагов.

Одновременно с этим директору конторы «Росмедоборудование» было вменено в обязанности обеспечить полную и своевременную реализацию кредитов на оборудование, выделяемое для НКЗ РСФСР, и отправить в 2-недельный срок местным органам здравоохранения 5 тыс. термометров для дезкамер и 45 тыс. машинок для стрижки волос. Из акта приемки, датированного 17 марта 1943 года явствует, что административно-хозяйственным отделом облздравотдела для нужд Курского эпидуправления  передано: машинок для стрижки волос - 20 штук (по 15 рублей), термометров медицинских - 72 шт. (по 1 руб. 70 коп.), термометров угловых - 14, мыла «К» - 10 кг, оспенного детрита - 13 тысяч доз, коревой сыворотки - 1800 ампул, бактериофага дизентерийного - 60, противодифтерийной сыворотки - 330, столбнячной сыворотки - 460, диализованной противодифтерийной сыворотки - 28, сыпно-тифозной вакцины - 20.

С восстановлением к 15 марта 1943 года работы всех санэпидстанций упорядочилась деятельность по изоляции инфекционных больных. Все острозаразные больные, а также подозрительные на инфекцию подвергались немедленной госпитализации в больницы, с обязательной санобработкой очага заболевания. При отсутствии больниц размещать инфекционных больных предписывалось во временно выделенных помещениях - изоляторах. В каждом районе для выявления очагов заболевания и принятия соответствующих профилактических мер были созданы бригады медработников. Кроме того, для осуществления систематических обходов жилых домов с целью выявления инфекционных больных выделялись специальные сануполномоченные. В это же время медицинские работники своими силами восстановили инфекционную больницу им. Семашко в Курске.

 

Санитарная очистка и благоустройство территорий

Борьба с инфекциями и в частности с тифом подразумевала целый комплекс неотложных мер, в числе которых наиглавнейшей была санитарная очистка территорий городов и районов, и в первую очередь прилегающих к водоисточникам.

20 февраля 1943 г. Курский облисполком вынес постановление «О санитарно-оздоровительных мероприятиях», в соответствии с которым все трудоспособное население было мобилизовано в 5-днейный срок для работ по захоронению трупов вражеских солдат, уборке трупов павших животных, очистке улиц, жилых и заброшенных домов, учреждений, квартир и дворов от захламления, мусора и нечистот; по всем учреждениям, жилуправлениям и частным домам была произведена очистка и хлорирование имеющихся уборных, помойных ям, мусорных ящиков, а при необходимости - построены новые.

В декадный срок планировалось отремонтировать имеющиеся бани. В местах, где бани отсутствовали, вблизи водоисточников монтировались  временные обмывочные пункты. 10-дневный срок планировалось восстановить работу Курского водопровода и бани №1. Ответственность возлагалась лично на заведующего Облкомхозом товарищаЛузан.

В целях предупреждения развития острых желудочно-кишечных заболеваний и в соответствии с приказом  Наркома Здравоохранения СССР от 20 февраля 1943 г. №22, Областная Чрезвычайная противоэпидемическая комиссия при исполкоме Курского облсовета Депутатов трудящихся обязала руководителей отделов коммунального хозяйства, жилищных управлений, домоуправлений, директоров базаров и промпредприятий, руководителей учреждений, хозяйственных и торговых организаций, председателей колхозов, директоров совхозов и МТС, а также частных домовладельцев: обеспечить ежедневную очистку и уборку территорий их владений, жилфонда и прилегающих к ним улиц, очистку базаров от мусора и нечистот; построить в декадный срок уборные, помойные ямы, мусорные ящики; ежедневно производить заливку раствором негашеной извести имеющиеся уборные и помойные ямы.

Одновременно Госсанинспекции совместно с коммунальными отделами и сельсоветами вменено установить места свалки отбросов, нечистот и фекальных масс для каждого населенного пункта, при этом категорически воспретив загрязнение открытых водоемов (рек, озер, прудов) свалками нечистот и спуск в них грязных промышленных вод, а также проводить текущий систематический контроль за состоянием мест убоя животных, салотопок, кладбищ, скотомогильников и мест свалки утильсырья.

К мероприятиям по водоснабжению населенных мест были привлечены руководители всех ведомств и предприятий, а также председатели колхозов. Им поручено в недельный срок проверить и привести в надлежащее санитарно-техническое состояние колодцы, обеспечив их регулярную очистку, ремонт срубов, поделку крышек, общественных ведер, обсыпку и утрамбовку глиной вокруг колодцев. Отдельным пунктом в 20метровой зоне вокруг колодцев воспрещались: загрязнение площади отбросами, стирка белья, постройка уборных, водопой животных.

В двухнедельный срок предложено провести ремонт и восстановление артезианских колодцев. В это же время, по согласованию с Госсанинспекцией, были установлены охранные зоны мест пользования населением водой из открытых водоемов. Руководители всех ведомств и предприятий, имеющих водопроводы, наполненные водой из открытых водоемов, должны были обеспечить производство ежедневного хлорирования и бактериологический контроль воды.

Оккупация Курской области продолжалась с начала ноября1941 до февраля 1943 года. Освобождение началось 19 января 1943-го. В январе от гитлеровцев уже были очищены 22 района, а 8 февраля – Курск.

 

Все на борьбу с тифом!

Сразу же после освобождения ряда районов от гитлеровцев органы исполнительной власти, здравоохранения начали принимать самые срочные меры по восстановлению сети медицинских учреждений и проведению противоэпидемических мероприятий. Необходимо было восстанавливать практически всю медико-профилактическую базу: больницы, поликлиники, санатории, лаборатории, жилье.           Учреждениям здравоохранения Курской области было причинен огромный ущерб. Были сожжены самые лучшие лечебно-профилактические учреждения области: детские ясли, женские и детские консультации, родильные дома, областная поликлиника, станция переливания крови.

Для восстановления разрушенной лечебно-профилактической сети требовалось время, а необходимость противостоять возможным эпидемиям была уже сегодня.

Разрушенные города и села, заваленные грязью и трупами колодцы, бездействовавшие водопроводные и канализационные сооружения, покрытые отбросами земли, голод, снизивший сопротивляемость организма к инфекционным болезням - все это уже характеризовало санитарно-эпидемиологическую обстановку как крайне неудовлетворительную, что должно было неминуемо сказаться на дальнейшем повышении заболеваемости населения и возникновении эпидемий.

В результате огромной скученности, масштабной миграции и голода и лишений, ряд районов - Конышевский, Фатежский, Дмитриевский, Льговский, Суджанский - дали колоссальную заболеваемость сыпным тифом; Михайловский дал резкий рост заболеваемости брюшным тифом; в Иванинском, Льговском, Суджанском, Конышевском, Михайловском и ряде других районов отмечена высокая заболеваемость дифтерией.Были широко распространены венерические болезни, скарлатина, корь.

Все это налагало на медицинских работников области, особенно в сельских районах, огромную ответственность и настороженность - и они вели четкую, бесперебойную противоэпидемическую работу с широким вовлечением в нее, помимо всех медработников, широких масс населения.

Первостепенной, стратегически важной задачей в данных условиях являлось обеспечение населенных пунктов доброкачественной питьевой водой. Контроль за колодцами, при необходимости - дезинфекция и обеззараживание воды, а такжесистематические подворные обходы населенных пунктов в целях своевременного выявления инфекционных и подозрительных на заболевания лиц, их госпитализация, дезинфекция квартир, жилых домов и общежитий, проведение профилактических прививок – все это каждодневный рутинный труд санитарных врачей, эпидемиологов, дезинфекторов, цена которого сотни тысяч сохраненных жизней земляков.

Для предотвращения распространения тифа используются различные формы санитарной обработки населения. Начинают широко применяться и профилактические прививки против сыпного тифа сыпнотифозной вакциной, против других инфекций - поливакциной НИИСИ. Лицам, находившимся в контакте с больным брюшным тифом, давали специальный препарат - брюшнотифозный бактериофаг. Позже учеными-медиками создана вакцина, предохранявшая от заболеваний лептоспирозной желтухой.

Для предотвращения проникновения эпидемии из тыла в армию медиками взяты под контроль места массовых скоплений населения, особенно на железнодорожном транспорте, где строго контролировалась фильтрация здоровых и больных. На крупных узловых железнодорожных станциях создаются санитарно-контрольные обсервационные и изоляционно-пропускные пункты для осмотра поездов, вагонов, пассажиров, проведения санитарной обработки, изоляции заболевших и подозреваемых в инфекционные больницы. Организуются обмывочные пункты и дезинфекционные камеры, в частности, на железнодорожной станции Михайловская и при Свободинской районной больнице. В период массовой миграции населения это позволило предотвратить крупные эпидемии сыпного тифа.

С 15 марта 1943 года развертывается сеть эпидемиологических учреждений. Число санэпидстанций к 1943 году насчитывалось уже 2400. Областная санитарно-эпидемиологическая станция, расположившаясяв Курске на ул. Ленина, д. 17, состояла из 21 работника.

Санэпидучреждения взяли на себя организацию временных изоляторов для обеспечения своевременной госпитализации инфекционных больных, дезобработку очагов, привлечение к борьбе с инфекционными заболеваниями актива в лице общественных санитарных уполномоченных, которые проводили подворные обходы для своевременного выявления температурящих больных.

Бороться с заразными болезнями помогали и народные санитарные средства - баня, земляная камера-вошебойка, другие простейшие приспособления. При необходимости на неблагополучные по санитарно-эпидемиологическому состоянию населенные пункты накладывался карантин и вводились ограничительные мероприятия.

Еще в мае 1943 года правительство наградило медалями «За боевые заслуги» 10 санитарных дружинниц, которые отдавали все свои силы, старание и умение работе по организации госпиталей, уходу за ранеными, созданию максимально возможных в военное время эпидемически благополучных условий для быстрейшего выздоровления солдат и офицеров. В марте 1943 года в области было развернуто 17 госпиталей, 13 из них в Курске. А накануне освобождения Курской области, 1 сентября 1943 г. 11 санитарных дружинниц были награждены значками «Отличнику санитарной службы».

2 сентября Курская область была полностью очищена от немецко-фашистских захватчиков. Но работа по восстановлению сети медицинских учреждений и народного хозяйства вообще активно шла и до этого времени - по мере освобождения районов от гитлеровцев. Из доклада заведующего облздравотделом от 15 августа 1943 года явствует, что капитально отремонтированы и готовы к работе в зимних условиях санбакинститут, туберкулезная больница, детская больница,  станция переливания крови,  поликлиники.

Данные на 22 февраля 1944 года свидетельствуют, что на этот период для районов Курской области уже было подготовлено 50 дезинструкторов  и 150 дезинфекторов. К концу июня, в своем отчете №953/-92 Курский Облздравотдел рапортовал Москве о подготовке еще 23 дезинструкторов..

Из отчетао движении дезсредств по Курскому отделению дезинфекции за II квартал 1944 года следует, что в этот период израсходовано 127 кг 500 г хлорамина, 2240 кг гашеной извести, 1 кг 500 г петрума, дуста - 337 кг, мыла «К» - 315 кг и т.д.

Параллельно с практическими мероприятиями, которые требовали безотлагательного выполнения, шло укрепление и самой структуры и штатов Госсанэпидслужбы. Приказом Наркомздрава от 3 января 1945 г. «О мероприятиях по укреплению санитарных кадров» в целях объединения всей санитарной и противоэпидемической работы общее руководство всеми санитарными и противоэпидемическими мероприятиями возложено на заместителей заведующих здравотделами - старших госсанинспекторов областей, районов и т.д.

Структура и штаты предложены следующие: до 1 июля 1945 года все вакантные должности госсанинспекторов и эпидемиологов должны были быть укомплектованы путем возвращения на санитарно-эпидемиологическую работу всех санитарных врачей и эпидемиологов, не работающих по специальности, а также врачей, окончивших лечебные факультеты после 1939 года и направленных по путевкам на санитарно-противоэпидемическую работу; расширения совместительства до 1,5-2 должностей на каждого; вовлечения в санитарную работу врачей других специальностей.

В каждом сельском районе предполагалось иметь одного районного госанинспектора; в сельском районе с населением свыше 35 тысяч человек, кроме госсанинспектора, предполагалась также должность эпидемиолога; в городах с населением до 25 тысяч человек - одного госсанинспектора, в городах с населением свыше 25 тысяч человек - двух госсанинспекторов; в городах свыше 50 тысяч человек - пяти госсанинспекторов, из которых один эпидемиолог; в городах с населением свыше 100 тысяч человек - не менее шести госсанинспекторов, из которых 2 эпидемиолога.

В аппаратах облздравотделов, кроме руководителя облгоссанинспекции, предполагалось иметь не менее 4 отраслевых госсанинспекторов и дополнительно к ним, в соответствии с постановлением СНК СССР от 8 октября 1944 г., эпидемиологов в количестве от 3 до 5 человек.

В целях изучения санитарных кадров, более правильного их использования и создания резерва руководящих кадров, вводилось ежегодное аттестованиегоссанинспекторов и эпидемиологов. Старшим госсанинспектором Курской области приказом по Облздраву назначен Николай Васильевич Метлицкий. Должность начальника Областной санэпидстанции в 1943 году занимал Михаил Степанович Шилов, прежде работавший начальником Курского областного эпидуправления. Старшим госсанинспекторам и эпидемиологам, проработавшим по специальности более 3-х лет, предоставлялась возможность повышения квалификации в институтах усовершенствования врачей или на рабочих местах при санитарно-гигиенических институтах и при гигиенических кафедрах мединститутов.

Восстановление лечебно-профилактической инфраструктуры сыграло наиважнейшую роль, но не менее важным было обеспечение удовлетворительной санитарно-эпидемиологической обстановки, без которой все усилия практической медицины были бы многократно осложнены. Антисанитария всегда сопутствует войне, и мероприятия по недопущению распространения инфекционных заболеваний, и тем более эпидемического характера, занимали внимание медицинских работников в первую очередь.

 

Новый вызов эпидемиологам - малярия

В связи с тем, что во время фашистской оккупации Курской области на её территории размещались итальянские и румынские войска, побывавшие перед этим в Африке в составе экспедиционного корпуса фельдмаршала Рюммеля и привезшие оттуда особые плазмодии малярии, в последние годы войны в восточных районах области вспыхнула малярия. Такая эпидемиологическая обстановка потребовала развертывания противомалярийной станции и пунктов. К сожалению, эффективностьуказанных противомалярийных учреждений во время воины ограничивалась отсутствием специальных лабораторий и специального оборудования, поэтому на базе санэпидстанций были развернуты несколько кустовых, оснащенных специальными лабораториями, подразделений по борьбе с малярией. А к 1947 году в Курской области уже насчитывалось 10 малярийных станций и 17 пунктов.

Решено заслушивать начальников малярстанций на заседаниях эпидуправления при облздравотделе не реже 2 раз в месяц. В Солнцевский, Советский, Шебекинский, Черемисиновский, Сажневский, Ракитянский, Томаровский и другие районы на борьбу с малярией были направлены специальные бригады и отряды.

В течение 2 квартала 1945 г. из фондов местной промышленности для работников по борьбе с малярией - гидротехников и энтомологов-бонификаторов Облпланом выделено 100 пар обуви. Кроме того, противомалярийные работники, работающие с ядами, получали бесплатное молоко.

При этом маляриологи испытывали большую нужду в автотранспорте - без автомашины намеченные планом трудоемкие работы имели мало перспектив. Судя по всему, транспорт был выделен, о чем свидетельствует распоряжение по Облздраву о выделении маляриологам на 2-3 квартал 1 тонны бензина, а также 1 тонны керосина (очевидно, для авиаработ).

В последующем слияние противомалярийной сети с санитарно-эпидемиологическими станциями значительно упорядочило работу первых, и как следствие: проведение энтомологических и гидротехнических работ, массовое обследование населения, систематическое лечение малярийных больных, противорецидивная терапия позволили к концу войны локализовать заболеваемость малярией и не дать возникнуть эпидемии.

Жизнь неоднократно подтверждала целесообразность широких полномочий Госсанинспекции. В большинстве случаев своевременное вмешательство санитарных врачей помогало избежать настоящих трагедий, что и продемонстрировала санитарно-эпидемиологическая служба страны, в самых критических обстоятельствах сохранившая сотни тысяч жизней мирных людей и военнослужащих, перенесших жесточайшие испытания войной.